Статьи подрубрики государственное регулирование:

 
Профмитинг
Пятигорск_бан
GxP_ban
InfoSpace_ban
 Logic_2021  
   

А. САВЕРСКИЙ: В КАКИХ СЛУЧАЯХ МАСКИ МОГУТ НАВРЕДИТЬ?

После судебных заседаний МА удалось пообщаться с главой Лиги, чтобы узнать его мнение по остроактуальным темам.

Александр Владимирович, как изменилась тематика обращений в Лигу защитников пациентов в 2020 г.? Какие проблемы вышли на первый план?
— Наши специалисты продолжают заниматься всеми теми вопросами, с которыми мы работаем с 2001 г., с момента создания Лиги. Среди них, например, сложности в получении медицинской помощи и лекарственных препаратов. В апреле прошлого года добавилось немалое число обращений по поводу неоказания помощи пациентам из-за закрытия лечебных учреждений в связи с пандемией.

Саверский3

Был целый ряд страшных историй онкологических больных и пациентов с острыми травмами, например, тяжелыми переломами позвоночника. Очень хорошо помню историю с человеком, ожидавшим плановой замены сустава. 14 апреля 2020 г. должна была состояться операция, и вдруг за три дня до нее звонят: извините, мы закрылись. А пациент лезет на стенку от невыносимой боли...

Ужасно и количество дополнительных смертей. На конец 2020 г. по статистике Росстата их было 320 тысяч. Однако в структуре смертности есть расхождения: по данным Росстата, на долю ковида приходится 160 тыс. погибших, по данным ВОЗ — 56 тыс., что сопоставимо с числом умерших от пневмонии в 2014 г. (42 тыс. человек).

Как Лиге защитников пациентов удалось отреагировать на сложившуюся ситуацию?
— В тот период мы не могли сделать практически ничего. Следственные органы, прокуратура, суды — все было закрыто. Впервые за много лет было ощущение, что перед нами — непробиваемая стена. Единственное, чего добились в полной мере — получилось провести конференцию онлайн с участием Минздрава и Росздравнадзора. Но это было уже в июне, вместо нашего конгресса "Право на лекарство".

С Минздравом обсуждали создание единого порядка дистанционного лекарственного обеспечения. Наша организация разработала даже положение об этом порядке. Ведь для пациентов из уязвимых групп нужно привозить на дом лекарства, но вопрос в том, как именно это сделать?

Первоначально идея заключалась в том, что для пациентов с хроническими заболеваниями при наступлении необходимых сроков выписывался бы рецепт и лекарство доставлялось бы на дом. Вначале предполагалось, что доставку будут вести волонтеры, затем поняли, что этой процедурой должна заниматься социальная служба. Поэтому важен единый порядок, принятый совместно Минздравом и Минтрудом.

Необходимость в разработке порядка дистанционного лекарственного обеспечения сохраняется и сейчас. Многие люди не могут выйти из дома. Как, например, выйдет на улицу многодетная мать, у которой заболел ребенок? Как быть инвалидам и просто лежачим пациентам, ведь среди тяжелобольных огромное количество одиноких?

Мы писали обращения, собирали подписи, чтобы, несмотря на ситуацию, защитить всех тех людей, для которых порой оставались единственной надеждой. Но, к сожалению, многие факторы в прошлом году привели к дополнительной смертности. И отмахиваться от них нельзя.

Трудности с доступом к медицинской помощи. Плюс удар по иммунитету: вынужденный малоподвижный образ жизни, нехватка витамина D3 и всеобщий страх за себя и близких.

Навредил и дистанционный режим школьного образования. Согласно проведенным в минувшем году научным исследованиям, у 30% школьников из-за дистанционного обучения произошло ухудшение зрения. А еще у многих детей появились нарушения осанки, туннельный синдром (ранее заболевание было известно как "болезнь машинисток"), депрессия... Только 13% учеников нормально себя чувствовали при переходе на дистант.

А ведь в целом мы говорим о 15 миллионах школьников! Слава богу, я заметил эти данные и в сентябре их обнародовал. А сейчас и Минпросвещения, и Минздрав, и даже Роспотребнадзор отмечают, что такой формат обучения вреден для здоровья детей.

Для этого потребовались тысячи, если не десятки тысяч писем. И множество публикаций.

У большинства школьников нет квартир размером с футбольное поле и компьютеров с экраном во всю стену. Ребенок смотрит в телефон и так учится свыше семи часов в день. А ведь телефон для учебы не предназначен.

Обратите внимание и на следующий вопрос: как вы считаете, могут ли маски вызывать пневмонию?

Как раз хотелось спросить о медицинских масках: в каких случаях они полезны и необходимы, а в каких могут навредить здоровью?
— Допустим, что при правильном ношении маска не приведет к пневмонии. Но я не уверен, что 140 с лишним миллионов человек правильно носят маски. Ежедневно вижу, как очень и очень многие не соблюдают элементарное правило: маску надо менять каждые два часа. В судебном процессе 1 апреля (его предметом, кстати, был масочный режим) мы провели в зале заседаний более четырех часов. И ни один из присутствующих за это время маску не поменял. А всего в зале было около семидесяти человек.

В судебном заседании 14-15 апреля по нашему иску об исключении ковида из списка опасных заболеваний также были озвучены данные о росте пневмоний. В сравнении с 2019 г. он составил 256%!

Здесь стоит обратиться к текстам клинических рекомендаций Всемирной организации здравоохранения (в период с начала 2020 г. по настоящее время). В январе и апреле минувшего года в рекомендациях отмечалось, что у здорового человека в ношении маски необходимости нет. Со временем позиция была скорректирована, и в тексте рекомендаций ВОЗ от первого декабря 2020 г. было отмечено, что маски рекомендовано носить всем, но при соблюдении определенных условий: когда вы находитесь в большом скоплении людей, на расстоянии меньше метра друг от друга, если вы болеете и если вы общаетесь с больным человеком. Также обращается внимание на ряд противопоказаний.  Во-первых, пациентам в больницах маски носить не нужно. Во-вторых, есть риски применения масок — например, появление головной боли или одышки. Поэтому маски нельзя детям: они не контролируют свое физиологическое состояние в достаточной мере. Это же исключение касается психически больных людей (также в силу неспособности к достаточному контролю своего состояния). К сожалению, даже здоровый взрослый человек не замечает, как у него наступает гипоксия.

В одном из наших судебных процессов выступал заместитель директора одного из институтов Минздрава. Рассказывая о росте пневмонии более чем на 250%, он обратился к судье с такой просьбой: "Ваша честь, тяжело дышать, могу ли я продолжить речь с маской на подбородке?" Наглядная иллюстрация того, от чего мы пытаемся сейчас защитить людей: огромное количество пациентов обращались к нам с жалобами на обмороки при ношении масок.

Вернемся к рекомендациям ВОЗ: в них приведены данные ряда научных исследований — и на основе этих данных отмечено, что на сегодня недостаточно сведений об эффективности и безопасности ношения масок. В рекомендациях указано и то, что для астматиков, сердечников, людей с различными заболеваниями легких маски могут быть опасны. Но ковид также ведет к воспалению легких, и как тогда быть пациентам с этой болезнью? Как все вокруг, надевать маски?

Но ведь больных в данной ситуации это просто погубит...

Вернемся к первой части нашего вопроса: в каких случаях маски, напротив, полезны?
— Подчеркнем, что, согласно тем же клиническим рекомендациям ВОЗ, носить маски должны те, кто в настоящий момент болеет инфекциями, передающимися воздушно-капельным путем. Точнее, пациент с ОРИ или иной инфекцией должен находиться дома или в стационаре и проходить необходимое лечение. Но в ситуации крайней необходимости на улицу такой человек может выйти на короткое время и при этом надеть маску.

Ношение масок обязательно и для тех, кто общается с заболевшими людьми. Если вы знаете, что перед вами больной человек, — наденьте маску!

А приходя домой, кроме всего прочего, лучше помыть руки и умыться с мылом. При этом очень желательно прополоскать ротовую полость. Эта проверенная временем медицинская рекомендация сегодня особенно важна.

Как относитесь к такому способу защиты, как вакцинация?
— Фактически надлежащей вакцинации у нас еще нет. Ведь вакцинирующий эффект доказывается только в третьей фазе клинических испытаний, которая на сегодня не завершена. К тому же, сам по себе коронавирус — вирус очень изменчивый и на сегодня имеет уже более тысячи штаммов. С этим связано и то, что в течение десятилетий общество не знало вакцин от коронавируса (в отличие, например, от вакцин противогриппозных).

Как возникла идея коллективных судебных исков, касающихся масочного режима и исключения новой коронавирусной инфекции COVID-19 из списка опасных заболеваний?
— На 31 января 2020 г. в Китае заболело около 9 тыс. человек. При этом днем выявления "нулевого пациента" в данной стране значится 17 ноября 2019 г. Такие факты заставляют задуматься. В дальнейшем рост заболеваемости и в Китае, и в других странах также был достаточно умеренным.

Плюс само слово "пандемия" почему-то не содержится сегодня в Международных медико-санитарных правилах. Хотя ранее в документах этого уровня оно было.

Будучи автором порядка пятнадцати петиций, я понимал, что в минувшем году они просто перестали работать. Мы, Лига защитников пациентов, составили и направили в различные учреждения и ведомства огромное количество писем, связанных с проблемами 2020-го. Но, к сожалению, либо не получали ответов вовсе, либо нам приходили ответы по вопросам, в наших обращениях не поставленным, а заданные нами вопросы не получали своего комментария.

Возник вопрос: что же делать дальше? А дальше все, тупик! Помогла только информация о возможности подачи коллективного административного иска (такую форму защиты прав ввел Кодекс об административном судопроизводстве).

Подготовка таких исковых заявлений и судебные процессы по ним помогли нам получить ответы на поставленные нами вопросы, причем уже в ходе судебных заседаний, сама процедура которых включает в себя возможность обратиться с вопросами к другим участникам процесса. Воспользовавшись данным процессуальным правом, мы получили ответы.

К сожалению, наш иск об отмене масочного режима разделился на две части — как ни странно, но сегодня мы с вами должны носить две маски. Первая, медицинская, предусмотрена согласно санитарно-эпидемиологическим правилам профилактики новой коронавирусной инфекции COVID-19. Вторая, гигиеническая, — согласно постановлению Главного государственного санитарного врача РФ от 16.10.20 №31 "О дополнительных мерах по снижению распространения COVID-19 в период сезонного подъема заболеваемости острыми респираторными вирусными инфекциями и гриппом".

Получается, имеет место правовая коллизия?
— Коллизии нет, мы должны носить обе маски! Вопрос с масками гигиеническими был рассмотрен в суде до нас, поэтому мы не могли обратиться с иском по тому же предмету. Наш коллективный административный иск был посвящен исключительно маскам медицинским.

Кто поддержал ваши коллективные иски?
— Иск об отмене масочного режима поддержало более полутора тысяч человек. Иск об исключении ковида из перечня опасных заболеваний — почти 2,5 тысячи. Такого в отечественной судебной практике еще не было. Среди поддержавших хотел бы особо отметить Независимую ассоциацию врачей. Медицинские специалисты — включая четырех докторов медицинских наук — помогали нам в подготовке иска и участвовали непосредственно в судебном заседании.

Не поддержал нас, в частности, ряд академиков РАН. Мы обращались к ним летом 2020 г. С просьбой провести экспертизу принятых решений, но они, к сожалению, отказались. К сожалению, шокировали и некоторые выступления в суде. Страшно, когда в отзыве уважаемого научного института читаешь, что от ковида умерло в два раза больше пациентов, чем от испанского гриппа (напомню, пандемия «испанки» разразилась чуть более столетия назад). Цифры приводились следующие — от COVID-19 погибло два с половиной миллиона человек, а от "испанки" — один миллион двести тысяч.

Страшная пандемия "испанки" давно вошла в историю. Данные по погибшим от испанского гриппа варьируются от 17 до ста миллионов человек (сейчас). Всемирная организация здравоохранения при этом указывает цифру в 50 миллионов.

Как Вы считаете, как не допустить подобного сценария для сегодняшней пандемии? Что поможет уменьшить распространение ковида?
— При ответе на этот вопрос хотел бы напомнить, что «нулевой» пациент появился в Китае 17 ноября 2019 г. Считаю, что и в нашей стране заболевание началось примерно в это же время. Ноябрьские выпуски новостей на Первом канале, например, отмечали, что в 22 регионах России были превышены эпидпороги по вирусной пневмонии. Если вспомнить тот год, то на самом деле огромное количество людей жаловались на очень продолжительные бронхолегочные заболевания. А педагоги в школах говорили, что в конце осени и зимой классы нередко были полупустые.

В первых числах февраля в Москве был достигнут эпидпорог, а в 30 с лишним регионах нашей страны он оказался превышенным. Но уже к марту заболевших среди тех же школьников стало меньше, и классы вновь оказались полными.

В дальнейшем многое в статистике зависело от количества протестированных пациентов, включая ложноположительные результаты. К сожалению, не всегда соблюдались правила сортировки больных, и заболевшие ковидом помещались на один этаж с теми, кто такой инфекции не имел. В результате — очаг и еще большее распространение.

Такой ситуации сегодня очень важно не допустить. Также важно обратить внимание на клинические рекомендации ВОЗ по ношению масок, где имеются противопоказания — например, для сердечников или пациентов с заболеваниями легких.

Еще одной ошибкой в борьбе против новой инфекции считаю применение гидроксихлорохина. Этот препарат — противомалярийный, и, к тому же, он был включен в рекомендации ВОЗ в дозе, вдвое превышающей максимально допустимую, — 800 мг против 400. В  итоге ВОЗ приостановила клинические испытания препарата. Обратим внимание на информацию на официальном сайте организации:

"Семнадцатого июня 2020 г. ВОЗ объявила о прекращении научных изысканий в группе лечения гидроксихлорохином в рамках исследования эффективных препаратов для борьбы с COVID-19 "Solidarity".

Исполнительная группа исследования и ведущие исследователи приняли это решение на основании фактических сведений, полученных в исследовании "Solidarity", исследовании "Recovery" в Соединенном Королевстве, а также Кокрановского обзора других фактических сведений в отношении гидроксихлорохина.

Как данные, полученные в исследовании "Solidarity" (включая данные исследования "Discovery" во Франции), так и недавно объявленные результаты исследования "Recovery" в Соединенном Королевстве указывают на то, что применение гидроксихлорохина не приводит к сокращению смертности среди пациентов с COVID-19 по сравнению со стандартом оказания помощи".

Следующее "узкое место" — немногие врачи умеют работать с ИВЛ. Смертность на этом аппарате отсутствовала у редких специалистов, включая профессора П.А. Воробьева.

Александр Владимирович, спасибо за содержательную беседу. В заключение нашего разговора хотелось бы спросить — каковы ближайшие планы Лиги защитников пациентов?
— Первое — готовим апелляционные жалобы на отказ в наших коллективных исках. Дальнейших планов много — на какие из них поставим акцент, покажет время.

Алтайская Екатерина
24.04.2021
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

Услуга Публикации прайс-листа аптеки

 
Профмитинг
Пятигорск_бан
GxP_ban
InfoSpace_ban
 Logic_2021  
   

Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться