ФАРМРЫНОК ВОЗВРАЩАЕТСЯ К НОРМАЛЬНОМУ РОСТУ

Беспалов Николай
Директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

Например, "Астеллас" еще в 2020 году приняла решение отказаться от поставок "Вильпрафена", и речь здесь идет о прекращении производства и реализации по всему миру: компания расставляет другие акценты в развитии своего продуктового портфеля. Сразу надо отметить, что прямых замен для данного антибиотика в нашей стране пока нет, но на этапе госрегистрации находится сразу несколько лекпрепаратов с этим же МНН, в обозримой перспективе они появятся на российском рынке.

Еще один пример — препарат "Микардис", который не поставляется с 2022 года, у него было 8 прямых аналогов, и скорее всего, причины отказа от поставок исключительно экономические, производитель не выдерживает конкуренцию и не видит смысла продолжать поддержание препарата в ассортименте.

По препарату "Оземпик" в связи с массовым его использованием не по прямому показанию возник резкий подъем спроса, который привел к дефициту на всех рынках присутствия и который компания не может быстро удовлетворить. Судя по всему, по этой причине производитель и принял решение о выводе препарата с российского рынка и из ряда других регионов. Однако отечественный фармпром очень оперативно подготовил замену, и в конце прошлого года первые партии семаглутида, произведенные "Герофарм" и "Промомед", уже поступили в обращение на национальный рынок.

Конечно, есть и другие случаи, например, после ухода из России финской компании "Орион" наблюдается проблема с метилпреднизолоном, есть и другие сложности. Но общая ситуация выглядит вполне нормально: "выпадающие" позиции достаточно быстро замещаются аналогами. Надеюсь, что в 2024 г. количество новых случаев дефектуры будет стремиться к нулю.

Для того, чтобы эффективно бороться с этой проблематикой, помимо внимания производителей очень важна проактивная позиция регулятора, чтобы можно было не только оперативно решать вопрос с дефицитом, но и предотвращать его возникновение. Такой подход может включать в себя в т.ч. режим ускоренной регистрации и в целом обстановку максимального благоприятствования для компаний, производящих препараты-аналоги «исчезающих» продуктов.

Зависимость от импорта, естественно, пока еще сохраняется. Этот вопрос очень серьезен, его невозможно решить за пару лет, но за последние два года российский фармпром — без каких бы то ни было преувеличений — значительно продвинулся в этом направлении. И в позапрошлом, и в прошлом году появилось огромное количество отечественных импортозамещающих препаратов. В т.ч. в рамках таких конкурентных ниш, где национальная промышленность долгое время даже не пыталась "подвинуть" своих иностранных коллег (причем речь идет о таких привычных продуктах, как, например, ушные или назальные капли и много другое).

Общая рыночная доля российских фармкомпаний в 2023-м, тем не менее, корректировалась в сторону снижения. Но происходило это за счет расширения объема закупок дорогостоящих препаратов, у которых зачастую нет аналогов. Кроме того, иностранные поставщики во многих случаях возобновили активное продвижение своей продукции, «поставленное на паузу» весной 2022 г.

Для фармсубстанций, комплектующих для производства лекарственных форм и упаковочных материалов зависимость от импортных компаний также остается. Кое-какие подвижки есть и на этом направлении, но процесс этот далеко не быстрый — ощутимые изменения тут можно будет наблюдать в перспективе от 5 до 10 лет.

Чтобы поддержать развитие национальной фармотрасли, на мой взгляд, нужно четкое дифференцирование размера преференций в зависимости от глубины производственного цикла (речь идет о правиле закупок "второй лишний"). Также очень важно оперативно обновлять перечни ЖНВЛП и другие списки, которые фактически определяют возможность госзакупки тех или иных лекарств. Последние два года указанный перечень обновляется очень медленно и новые наименования в него попасть не могут, что приводит к невозможности приобрести их за счет бюджетных средств. На данную проблему обращала внимание, в частности, компания "Биокад", которая по этой причине не может осуществлять продажи ряда своих оригинальных препаратов.

Если же говорить о фармрынке в целом, то в он вполне успешно адаптировался к вызовам 2022 года. Стабилизировались вопросы поставок, практически не наблюдались проблемы, связанные с отсутствием тех или иных продуктов в аптеках. Как я уже отметил, нельзя сказать, что дефектура полностью отсутствовала, но в 2023 г. эта тема уже не выступала главенствующей в череде проблем.

Спрос также находился на достаточно высоком уровне, чему способствовало как восстановление доходов населения, так и заметное повышение заболеваемости различными ОРВИ. От этого явления за период активной фазы пандемии COVID-19 мы несколько отвыкли, сейчас рынок возвращается к традиционной сезонности.

Среди проблем можно отметить стартовавший де-юре, но де-факто буксующий эксперимент по онлайн-торговле рецептурными препаратами. При этом в минувшем году очень серьезно выросло давление маркетплейсов на традиционную аптеку — в части реализации парафармацевтической продукции, особенно медицинской техники. Маркетплейсы показывают динамику на уровне десятков процентов, а по отдельной номенклатуре нелекарственного ассортимента есть даже примеры кратного роста продаж. При этом офлайн, то есть стационарная аптека, либо стагнирует, либо теряет объемы реализации.

На достаточно высоком уровне в 2023-м находилась инфляция, причем к концу года инфляционные процессы активизировались на фоне процессов, происходящих на валютном рынке.

Чтобы ситуация на фармрынке и в целом в области лекарственного обеспечения стала лучше, необходимо развитие конкуренции — как на этапе производства (причем не только готовых лекформ, но и фармсубстанций, вспомогательных веществ и т.д.), так и на этапе розничной продажи. На мой взгляд, здесь совершенно недопустимы ограничительные меры наподобие искусственного сокращения количества аптек, которое лоббируется некоторыми игроками. И надо, наконец, дать старт нормальной продаже рецептурных препаратов с помощью онлайн–канала, это очень мощный инструмент развития конкуренции.

Прогноз на текущий год будет следующим. Если в 2023-м рост рынка носил в значительной степени инфляционный характер, по предварительным оценкам общий объем рынка не превысит 2,34 трлн. руб., а динамика — 5,5%, то в 2024 году мы ожидаем стабилизации уровня цен, а значит, фармрынок должен вернуться к нормальному росту потребления за счет повышения благосостояния граждан, а также за счет качественного развития, в т.ч. появления новых продуктов. Не обязательно импортозамещающих, но в первую очередь тех, которые соотносятся со структурой заболеваемости в нашей стране.

Динамика предполагается сравнительно небольшая: по нашим расчетам, в 2024 г. российский фармрынок в целом вырастет на 6-8%.

Алтайская Екатерина
29.01.2024
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

Специализированные
мероприятия
 
RU PHARMA 2024 ban
Платиновая унция
   
   
 
   
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться