Статьи подрубрики профорганизации:

Наши партнёры:
 
Cifra_autopark
ФМО_баннер
Аптечный саммит бан
Фармбизнес бан
HR ban
Больничная фармация
PharmLog_ban
Конгресс терапевтов_бан
АПТЕКА_баннер
   

АПТЕЧНАЯ ГИЛЬДИЯ ПРОФЕССИОНАЛОВ

Хозяйка кабинета, Елена Неволина, независимый эксперт, экс-исполнительный директор РААС, входит быстрыми шагами и извиняется за небольшое опоздание — очень плотный рабочий график. «Мы только переехали, обустраиваемся. Часа для интервью будет достаточно? В три мы выступаем на ТВЦ, так что в два нужно выезжать, чтобы успеть добраться по пробкам», – доброжелательно делится планами Елена Викторовна и садится напротив, энергичная и вместе с тем сосредоточенная, готовая посвятить этот час рассказу о своем новом детище – Некоммерческом партнерстве содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия».

Елена Викторовна, почему, на Ваш взгляд, РААС, созданная всего шесть лет назад, не оправдала надежд большинства учредивших ее аптечных сетей?
— Нет, я бы не сказала, что РААС не оправдала надежд. Скорее, Ассоциация, на мой взгляд, уже выполнила ту функцию, которую возлагали на нее участники. Требовалось продемонстрировать государству, что есть такая форма существования аптечных организаций, как аптечные сети, а также решить некоторые организационные вопросы.

После того как эти цели были достигнуты, многие аптечные сети поняли, что в диалоге с властью нужно двигаться дальше, и решили, что перед тем, как выдвигать какие-то свои требования, необходимо показать государству, что аптечный бизнес находится на качественно новом уровне, стал социально ответственным, вправе иметь свой голос и быть услышанным. В этом заключается основная причина возникновения потребности в создании новой организации.

Одной из причин выхода части аптек из РААС считается лоббирование сетью «36,6» своих интересов в ущерб интересам других членов Ассоциации.
— Пожалуй, это также сыграло свою роль. Однако не стоит умалять заслуги «36,6»: на сегодняшний день это крупнейшая аптечная сеть в России. Включение этой сети в перечень системообразующих предприятий стало причиной несколько покровительственного отношения «36,6» к остальным представителям бизнеса. Хотя государство прекрасно понимает, что любая аптечная организация очень важна, ведь у каждой – своя потребительская ниша. Если все аптеки, работающие на рынке, рентабельны, значит, потребители «проголосовали» за их существование.

Какова дальнейшая судьба РААС? Кто остался ее членом?
— В составе РААС остались: сеть «36,6», ее аффилированные структуры, сеть «Здоровые люди», «Невис». Отмечу, что «Аптечная гильдия» (далее – Гильдия) не ограничивает возможностей членства в других профессиональных ассоциациях для своих участников. Одна и та же организация может состоять и в РААС и Гильдии.

В Гильдию будут входить не только аптечные сети, но и единичные аптеки. Чем это продиктовано?
— Профессиональные интересы единичных аптек и крупных аптечных сетей совпадают. Любая аптека, и единичная, и сетевая, – это коммерческое предприятие, которое живет и развивается за счет собственной прибыли. Государство устанавливает всевозможные барьеры и ограничения на пути к получению аптеками прибыли: регулирует ассортимент, наценку, правила хранения и отпуска лекарств. Фармрозница выполняет требования со стороны властей, но при этом до государства следует донести, что меры по регулированию отрасли тоже должны быть адекватными, ведь аптекам необходимо содержать свой персонал, оплачивать аренду помещений. Кроме того, есть риск, что из-за чрезмерного давления на отрасль со стороны властей аптеки начнут закрываться, причем в первую очередь в труднодоступных, малонаселенных районах, там, где их содержание невыгодно. Конечно, это приведет к ухудшению физической доступности лекарств для граждан.

Мы считаем, что чем больше членов будет иметь наша Гильдия, тем более репрезентативной станет наша организация, и к ней вынуждены будут прислушиваться органы законодательной и исполнительной власти. Мы планируем, что к Гильдии присоединятся региональные профессиональные ассоциации, объединяющие субъектов предпринимательской деятельности в своих регионах. Основная цель создания саморегулируемой организации «Аптечная гильдия» заключается в консолидации как можно большего числа аптек с целью отстаивания своих профессиональных интересов.

Какие аптечные организации на данный момент входят в Гильдию?
— Помимо учредителей (аптечных сетей, вышедших из РААС и организовавших Гильдию), уже сейчас есть достаточное количество желающих вступить в наши ряды. Все они ждут официальной регистрации нашего Партнерства. Надеюсь, что когда Устав Гильдии будет официально озвучен, и широкое фармацевтическое сообщество ознакомится с целями и приоритетными задачами, другие игроки фармрозницы, планирующие существовать на рынке долго и «всерьез», тоже станут нашими членами.

Что позволяет думать, что членство в Гильдии поспособствует достижению успеха аптечной организации на фармрынке?
— Мы хотим, чтобы в Гильдию входили организации, которые руководствуются повышенными стандартами. Одна из наших задач – разработать и внедрить среди членов Палаты более высокие стандарты обслуживания потребителей. Это поможет членам Гильдии позиционировать себя как социально ответственный бизнес, видящий целью своего существования не только извлечение коммерческой прибыли, но и исполнение социальной функции.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее, что именно Вы подразумеваете под выполнением аптеками социальных функций?
— Попробую проиллюстрировать на конкретном примере. Сейчас остро стоит проблема безрецептурного отпуска лекарств, которые по закону должны отпускаться строго по рецепту. Однако причины этой проблемы сосредоточены не только на уровне аптечных организаций (которые, безусловно, штрафуются за это нарушение), и безрецептурный отпуск рецептурных ЛС не всегда обусловлен коммерческим интересом той или иной фармкомпании. У врачей зачастую нет рецептурных бланков, да и культура выписывания рецептов практически исчезла. Сами больные сегодня не стремятся обращаться к врачам. Все это мешает аптекам отпускать рецептурные лекарства так, как это предписано законом.

Среди наших участников мы будем разрабатывать стандарт, который позволит соблюдать предписания законодательства, касающиеся отпуска лекарств по рецепту. Однако мы считаем, что параллельно необходимо вести диалог с органами государственной власти по данному вопросу и добиться того, чтобы в ряде случаев (если, скажем, заболевание хроническое, и человеку постоянно требуется принимать те или иные рецептурные препараты) фармацевт мог, не нарушая закона, отпустить нужные лекарства на основании опроса пациента (знает ли пациент свою дозировку препарата, помогает ли ему данное лекарство и проч.). Если граждане по каким-то причинам не хотят идти к врачам, это не означает, что им не нужно давать консультаций и заботиться об их здоровье.

Мы постоянно напоминаем Минздравсоцразвития о необходимости поиска и устранения причин, по которым пациенты не желают обращаться к врачам, и что решение проблемы безрецептурного отпуска рецептурных препаратов должно начинаться именно с рассмотрения этого вопроса, а не ограничиваться штрафованием аптек.

Какие еще задачи ставит перед собой «Аптечная гильдия», помимо разработки стандартов, следование которым повышает уровень социальной ответственности ее членов?
Во-первых, мы выступаем за согласование с профессиональным сообществом образовательного стандарта фармацевтического работника. Иначе специалисты, которых готовят фармацевтические факультеты, в скором времени не будут востребованы на рынке. Во-вторых, требуется скорректировать стандарты среднего и высшего профобразования: некоторые курсы, которые читают в училищах, дублируются в вузах, так что часть студентов просто теряет время, не приобретая полезных для себя навыков. Эта работа началась еще в РААС, когда мы устраивали три круглых стола с разработчиками нового образовательного стандарта из ММА им. И.М. Сеченова, приглашали на них представителей других вузов, участвовали в совещании Минобразования. Работа в этом направлении будет продолжена, ведь она проводится и в интересах членов Гильдии, которые хотят получать грамотных специалистов.

В-третьих, Гильдия стремится участвовать в разработке законодательной и нормативно-правовой базы. Пожалуй, любая фармацевтическая ассоциация отметит, что наиболее закрытым для фармсообщества министерством стало Министерство здравоохранения и социального развития РФ. Минэкономразвития и Минпромторг часто привлекают нас в качестве экспертов при обсуждении тех или иных документов. Однако, к сожалению, Минздравсоцразвития не проводит совещаний и круглых столов для обсуждения каких-то вопросов ни с аптечными ассоциациями, ни с дистрибьюторами, ни с производителями. Так, например, министерство пообещало президенту, что технический регламент по безопасности лекарственных средств будет принят в декабре, но на сегодняшний день с представителями фармацевтического сообщества этого документа никто не обсуждал.

Мы со своей стороны желаем достичь взаимопонимания с Минздравсоцразвития в совместной плодотворной работе на благо наших потребителей.

Каковы дальнейшие перспективы развития Гильдии?
— На данный момент (20.10.2009. – Ред.) «Аптечная гильдия», исполнительным директором которой я являюсь, находится в процессе регистрации. После 20 ноября мы получим все необходимые документы и готовы будем начать широкомасштабную деятельность. Уже сейчас мы участвуем практически во всех мероприятиях в отрасли, даем свои письменные заключения по тем или иным нормативным документам.

Планируется, что Гильдия будет представлять только аптечные организации. Перспективы дальнейшего расширения организации за счет вступления в нее дистрибьюторов и производителей пока что весьма туманны. Могу сказать только, что мы будем создавать при Гильдии экспертный совет, куда войдут представители органов власти и научно-профессионального сообщества. Существует огромный научный потенциал, и мы хотим, чтобы научные разработки и исследования становились достоянием практиков.

Вы давно высказывались в пользу существования саморегулируемой организации, объединяющей членов фармсообщества. Почему, на Ваш взгляд, принципиальна именно такая форма существования объединения?
— Собственно, наша Гильдия и создается как саморегулируемая организация. Такой статус вовсе не означает, что Гильдия будет требовать от государства передачи функции лицензирования. Более того, мы сейчас не готовы выполнять эту функцию. Однако со временем в Гильдию, как мы надеемся, войдет большое количество аптек, и появятся региональные представительства. Тогда государство вполне сможет передать Гильдии часть функций по аккредитации аптечных организаций и, соответственно, упростить процедуру лицензирования для аккредитованных нами аптек.

Вы недавно были на встрече в Минпромторге, где в числе прочего обсуждалось предложение Минпромторга предоставить продовольственной рознице право продавать безрецептурные ЛС. Какова позиция Гильдии по этому вопросу?
— Минпромторг настроен на активное отстаивание своей позиции. Камней преткновения предостаточно. Например, Минпромторг настаивает на том, чтобы лицензионные требования для аптечных организаций не распространялись на продовольственную розницу. То есть на полках в супермаркетах должен быть только «ходовой» ассортимент, а не весь минимальный ассортимент лекарственных средств, который по закону обязаны иметь аптеки. По сути, аптеки должны отдать существенную часть своей прибыли, а взамен им предлагается «условное» расширение ассортимента. Продвигая свой проект, Минпромторг ссылается на западный опыт повышения таким способом физической доступности лекарств для населения. Однако на Западе это делается не для того, чтобы «приблизить» лекарства к потребителю, просто во многих странах совершенно невозможно попасть к врачу: в Англии, например, люди по полгода стоят в очереди на прием к специалисту. Поэтому государство разрешило продавать лекарства в магазинах, чтобы как-то «разгрузить» медицинских работников, а вовсе не с целью позаботиться о гражданах. Зачем же перенимать худшее из опыта европейских стран?

Опять же, забирая у аптек наиболее прибыльную часть ассортимента, магазины не могут предложить равноценной замены. В аптеках невозможно (да никто и не захочет этого делать) продавать ликероводочную и табачную продукцию, а это самые прибыльные товарные позиции для продовольственной розницы.

На встрече в Минпромторге речь шла о том, что если такое предложение получит поддержку, начнут закрываться полноценные аптеки, выполняющие социальные функции. Соответственно, исчезнут рецептурно-производственные отделы, начнутся перебои с лекарствами, требующими особых условий хранения в соответствии с Приказом Минздрава РФ №330 от 12.11.97 «О мерах по улучшению учета, хранения, выписывания и использования наркотических лекарственных средств».

Каковы итоги обсуждения?
— Минпромторг собирается предложить Минздравсоцразвития запустить пилотный проект в каком-нибудь регионе. Мы, в свою очередь, пытаемся объяснить, что у каждого региона своя специфика, и результаты, которые будут получены, например, в Краснодарском крае, не могут быть верны для Чукотки, и очень рассчитываем, что до запуска пилотного проекта дело не дойдет.

Что произошло на фармрынке за последний год, какие магистральные тенденции Вы можете отметить?
— В период кризиса появилось только, пожалуй, негативное отношение граждан к аптекам, вызванное ростом цен и подогреваемое СМИ. Одной из задач Гильдии является возрождение положительного имиджа аптек. Тем более что многие эксперты фармотрасли неоднократно отмечали, что сверхприбылей от этого роста аптеки не получили. Рост розничных цен обусловлен увеличением стоимости импортного оборудования, субстанций и лекарств. Если сравнивать рост цен с изменением бивалютной корзины в начале 2009 г., то он был в пределах нормы. Летом наступила относительная стабильность, и цены даже показали небольшое снижение.

Могу отметить и изменение требований к ценообразованию для фармрозницы: согласно постановлению Правительства РФ №654 от 08.08.09 «О совершенствовании государственного регулирования цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства» аптеки теперь обязаны устанавливать торговую наценку только к цене производителя. Однако это касается только лекарственных препаратов, входящих в ЖНВЛС, ценовую политику в отношении остальных лекарств оставили на откуп субъектам Федерации. Трудно предположить, какую стратегию субъекты изберут.

Заканчивая нашу беседу, не могу не поинтересоваться: что привело Вас в фармотрасль?
— Еще в мое школьное время были такие зоны пионерского действия, и однажды нас отправили в аптеку. Тогда каждая аптека имела рецептурный отдел, и когда я вошла в ассистентскую и увидела, как готовятся лекарства, все происходящее там показалось мне каким-то таинством. Потом я окончила Сеченовку, недавно получила степень кандидата фармацевтических наук.

Можно сказать, что за долгое время работы в фармотрасли я узнала ее со всех сторон: поработала и в аптеке, и в Главном аптечном управлении, занимающемся разработкой нормативно-правовых документов, и в контрольно-ревизионном отделе ГАПУ Минздрава РСФСР, контролирующем деятельность аптек. Мне довелось позаниматься дистрибьюторской деятельностью и поработать у иностранного фармпроизводителя. Испробовав себя в разных сегментах отрасли, я поняла, что мне интересно заниматься именно аптечными организациями, последним звеном, стоящим на страже прав простых граждан. Я ни разу не пожалела, что выбрала эту отрасль.

Ксения Кирсанова
25.11.2009
Комментарии
Оставлять комментарии могут только члены Клуба. Авторизоваться. Вступить в Клуб.

Анализ спроса, увеличение продаж, мониторинг конкурентов

Наши партнёры:
 
Cifra_autopark
ФМО_баннер
Аптечный саммит бан
Фармбизнес бан
HR ban
Больничная фармация
PharmLog_ban
Конгресс терапевтов_бан
АПТЕКА_баннер
   
Войти
* обязательные поля
Зарегистрироваться